Мне очень хотелось рассказать о двух совершенно особенных для меня ароматах Новой Зари — Красной Москве и Злате Скифов. Концентрация — духи, флакончики одинаковые. Куплены были ароматы в прошлом и позапрошлом годах в арбатском магазине Новой Зари.

Красная Москва

Это — вьюга, зима, пронзительный, ледяной воздух, снег, все благородные ткани, камни и жемчуга вместе взятые. Это театр: тяжелый занавес, бархатные ложи, открытые ключицы и забранные вверх волосы, гаснущие огни и стихающий гул ожидания. Это и нежная цветочная пудра из золотой коробки Caron, «герленовский карандашик для губ» и насмешливый взгляд — Анны Толстого и Ольги Мариенгофа. Это праздничное утро января, посыпанное вчерашними конфетти с уютным ароматом миндально-анисового пирога. Охапка цветов, легкомысленно брошенных в хрустальную вазу, и ванильно-ореховый крем. Мой город в новогодних огнях. Сок-ро-ви-ще.

Juan Luna, En el Balcon, 1884
Разживин Игорь Владимирович, Москва Новогодняя, 2008

Основные ноты: гвоздика (цветок); иланг-иланг; ирис; ваниль; кориандр

Страница аромата на сайте Новой Зари.

 

Злато Скифов

Подмосковная дачная осень, сентябрь или октябрь. Терраса в старом деревянном доме, скрипучий пол и воздушно-тюлевые занавески на широком окне. Из окна — свет,  лениво падающий вниз косыми лучами. Пять вечера. Или шесть? Дни стали такими короткими, что уже и не знаешь. Собираются пить чай. Стол заново устлан белой клетчатой скатертью. Тонкостенные лилово-золотые чашки из бабушкиного сервиза, липовый мед в вазочке и яблоки, те самые ароматные дачные яблоки в большой плетеной корзине. И неотступное чувство светлой тоски по уходящему ровно на год лету.

Константин Коровин, За чайным столом, 1888 (фрагмент);
Павел Рубинский, Натюрморт с самоваром, 2011

Основные ноты: красное яблоко; сандал; бергамот; амбра; альдегиды

Страница аромата на сайте Новой Зари.image

Follow

Get the latest posts delivered to your mailbox: